В Латвии закрывают последние русские школы

          Латвийцы боятся потерять свою страну. Сейчас уже около 40 процентов населения страны это русские и около 50 процентов русскоязычные. Проблема не в том, что русские активно эмигрируют в Латвию. Напротив за последние 19 лет из страны уехали более 200 тысяч русских. Просто из Латвии за эти годы уехали и сотни тысяч коренных латвийцев. Кроме того эта нация стареет и вырождается, а самое трудоспособное население страны это как раз та самая русскоязычная молодёжь с которой и пытается бороться Латвийское правительство. Если так пойдёт и дальше, то через 20 лет население Латвии будет на 70 процентов состоять из русских. Вот этой угрозы постоянно боится правительство страны. 

 В Латвии окончательно запретили школьникам учиться на русском языке. Такое решение принял недавно Конституционный суд Латвии. Оно распространяется не только на государственные, но и на частные школы. Родители бьют тревогу, утверждая, что десятки тысяч детей потеряют шанс получить хорошее образование. На это власти ответили, что действовали в рамках закона и восстанавливали историческую справедливость. Русскоязычная община страны не согласна с такой трактовкой и собирается бороться за свои права.

Закрыли все лазейки

В течение 15 лет начиная с 2004-го в средних школах для нацменьшинств Латвии действовала билингвальная система, по которой дети — носители других языков, в первую очередь русского, могли изучать на родном языке до 40 процентов предметов. Но в 2018 году правительство страны решило, что этому пора положить конец. Парламент утвердил поправки к закону об образовании, предусматривающие полный перевод обучения в средних школах на государственный язык. Русским детям оставили уроки родного языка, а остальные предметы они уже будут постигать только на латышском.

В сущности, ничего революционного латышские чиновники и парламентарии не придумали. Аналогичная система действует во многих странах, где проживают национальные меньшинства, в том числе и в России. Реализация «школьной реформы» формально началась с нынешнего учебного года, а завершится она к сентябрю 2021-го.

Изменения коснулись примерно 55 тысяч этнических русских или русскоязычных учеников. Мать двоих детей Надежда Лосева в беседе с «Лентой.ру» отметила, что, как бы хорошо школьники ни знали латышский, учиться на неродном языке все равно очень сложно. «Русский ребенок, который на родном языке может глубоко изучить и подробно изложить материал, на латышском воспримет лишь столько, сколько он смог понять, — считает женщина. — И ответит он настолько развернуто, насколько позволяет знание неродного языка. В итоге умный шестиклассник отвечает на уровне заторможенного третьеклассника».

Отдельная проблема — это учебники на латышском языке, выпущенные для школ нацменьшинств. По словам Лосевой, информация в них зачастую подана на уровне комиксов: немного примитивного текста, нередко с грамматическими ошибками. Поэтому для того, чтобы сделать уроки, школьник вместе с родителями лезет в интернет и находит там информацию по теме на русском языке. Взрослые помогают ребенку все законспектировать, потом перевести на латышский и заучить.

Родителей беспокоит, что латышский — язык маленького народа, нигде за пределами Латвии он не применяется. Между тем последние 15 лет граждане страны активно переселяются за рубеж, сейчас трудно найти семью, у которой нет за границей друзей или родственников. Русские родители считают, что образование только на латышском ставит крест на перспективах их детей, ведь время на перевод тратится в ущерб другим занятиям. Выйдя за порог «постреформенных» школ, такие дети не будут обладать набором знаний, необходимых для поступления в престижные вузы и построения успешной карьеры.

Планы властей Латвии по дерусификации среднего образования обсуждаются уже давно, так что русские родители активно присматривались к частным школам. Многие готовы были платить деньги за право выучить отпрыска на родном языке. Однако правительство не оставило даже такой лазейки — частным учебным заведениям тоже запретили преподавание на русском языке. После принятия соответствующего закона оппозиционная партия «Согласие», обладающая крупнейшей фракцией в парламенте, подала иск в Конституционный суд (КС) Латвии. В политической силе заявили, что новые положения противоречат статьям основного закона, который запрещает ущемлять права граждан по национальному признаку.

Суд рассматривал этот иск почти год, и в итоге в апреле 2019-го пришел к выводу, что перевод образования нацменьшинств в государственных и муниципальных школах на латышский язык конституции не противоречит.

Конституционный суд подтвердил, что международная рамочная конвенция о защите национальных меньшинств гарантирует любому человеку право изучать родной язык. Но то, в каком объеме следует реализовать это право, в документе не указано — конвенция оставляет странам возможность решать данный вопрос самостоятельно. Суд счел, что в Латвии с правами меньшинств все в порядке, ведь уроки родного языка никто не отменял.

Чисто политическое решение

Отдельно рассматривался вопрос частных школ, иски по которому выделили в отдельное производство. И вот 15 ноября Конституционный суд опубликовал свой вердикт, в котором пришел к выводу о законности запрета частным школам преподавать на русском языке. Обсуждение проводилось за закрытыми дверями.

Позже суд представил объяснение своего решения. В заключении говорится, что инстанция приняла во внимание «исторические обстоятельства, которые появились в результате длительной оккупации и русификации, а также существующую ситуацию с использованием государственного языка». Конституционный суд счел, что парламентарии, регулируя использование языка в частных учебных заведениях, обеспечили соотношение государственного языка к другим языкам в достаточной степени для того, чтобы национальные меньшинства сохранили свою идентичность.

«Мы считаем дискриминационным и не соответствующим интересам наших семей закон о переводе образования на латышский язык и, соответственно, продолжаем отстаивать право наших детей учиться на родном языке, — говорится в обращении. — Мы просим педагогов проявить понимание и терпение. И если дети, особенно младших классов, просят учителя перевести им с латышского языка незнакомое слово, мы убедительно просим вас помочь, а не отвечать им в стиле: «Это не моя проблема!», «Вы живете в Латвии, должны знать язык!»»

Активистка организации «Штаб защиты русских школ Латвии» Татьяна Андриец рассказала «Ленте.ру», что нацменьшинства страны восприняли решение КС как чисто политическое. «Судьи ссылаются на оккупацию, на русификацию, которой подвергались латыши в прошлом. Абсолютно непрофессиональные аргументы, по сути, обыкновенная месть», — говорит она. Андриец указывает на данные недавнего соцопроса, который показал, что около 40 процентов жителей Латвии не поддерживают полной унификации языка образования.

Сила в единстве

Юрист Латвийского комитета по правам человека Александр Кузьмин считает, что у частных школ есть хорошие шансы выиграть дело в ЕСПЧ. Но проблема в том, что данный процесс может затянуться на несколько лет и за это время русские частные школы будут вынуждены перейти на латышский. Учителей, способных качественно преподавать на латышском детям, для которых это неродной язык, отчаянно не хватает. Вероятно, часть русских частных школ закроет старшие классы, где от них теперь требуют преподавать только на латышском, а кто-то может и совсем закрыться.

Против реформы школ нацменьшинств в ее нынешнем виде выступают и некоторые латышские педагоги. Так, учитель латышского языка и литературы рижской Агенскалнской гимназии Ивета Ратиника в эфире латвийского радио Baltkom объяснила, что даже несколько учеников-нелатышей «тормозят» латышский класс — ведь каждому из них нужен репетитор, они осваивают предмет гораздо медленнее сверстников, использующих государственный язык. Ратиника отметила, что у русских детей хромает фонетика, они зачастую не умеют правильно ставить гарумзимес (применяемые в написании латышских слов знаки долготы над гласными буквами).

«Мне очень трудно сделать контрольную работу так, чтобы мотивировать этих русскоязычных детей, а не просто ставить им плохие оценки», — жалуется педагог. — Методика изучения латышского языка как второго была очень хорошая. И мне жаль, что она уничтожена. И учителей по этой специальности тоже не готовят, хотя это важнее, чем готовить учителей для преподавания латышского как родного».

Депутат сейма от партии «Согласие», председатель правления Латвийской ассоциации в поддержку школ с обучением на русском языке Игорь Пименов напомнил, что латвийские школы работают в том числе и за счет налогов русских жителей, поэтому власти обязаны учитывать их интересы. «Эти ограничения распространяются и на языки других национальных меньшинств. Конституционный суд отмахнулся от международных обязательств, которые Латвия взялась выполнять в образовании нацменьшинств», — возмущается он.

Пименов ссылается на все ту же конвенцию Совета Европы о защите нацменьшинств, о которой шла речь в решении КС. Но уточняет один нюанс: государство должно обеспечить не только возможность учить родной язык, но и учиться на нем при условии достаточного спроса. Соответственно, считает депутат, при должной организованности русскоязычные родители способны заставить власти считаться с их требованиями.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Рейтинг@Mail.ru